Մատչելիության հղումներ

Томас де Ваал: «Заинтересованной стороной в возобновлении напряженности был Азербайджан»


Томас де Ваал

Томас де Ваал

Представляем интервью ведущего специалиста по вопросам Кавказа вашингтонского Фонда «Карнеги» Томаса де Ваала армянской службе «Голоса Америки».

- Господин де Ваал, по-Вашему, чем обусловлена нынешняя напряженная ситуация в Карабахе, имеет ли она какое-либо отношение к царящей сейчас в мире ситуации?

- Нынешняя ситуация в Карабахе вызывает обеспокоенность, так как в течение летних месяцев в приграничной зоне было зарегистрировано больше жертв, чем за весь 2013 год. А нынешняя напряженность, на мой взгляд, частично связана и с некоторыми внешними предусловиями: ситуация в Украине отвлекает внимание сверхдержав, и в то же время в Азербайджане с течением времени растет гнев по отношению к неэффективному процессу Минской группы, а обострение отношений между Россией и Западом еще больше затрудняет сотрудничество с Минской группой. В последнее время мы стали свидетелями тревожных инцидентов, даже в Нахичеване, где до недавнего времени была мирная ситуация. Я считаю, что здесь заинтересованной стороной в том, чтобы возникла напряженность, был Азербайджан, так как, как правило, проигравшая сторона склонна к обострению ситуации, и в то же время развернутые армянской стороной действия 31 июля также спровоцировали нарушение режима перемирия, таким образом, вина лежит на обеих сторонах.

- По-Вашему, дала ли какой-либо результат встреча президентов Армении и Азербайджана в Сочи?

- До конца не ясны подробности встречи, однако мы знаем, к чему не привела сочинская встреча, понятно, что не прозвучало совместного заявления президентов, что не является хорошим признаком. Многие надеялись, что в ходе встречи будет возможно прийти к официальному согласию в повторном подтверждении перемирия, однако с обеих сторон прозвучали общие заявления, которые на время смягчили напряженность. Факт, что в ходе встречи было невозможно прийти к какому-либо соглашению, которое было бы приемлемым для обеих сторон, показывает, насколько глубока эта проблема и насколько сложно ее разрешение.

- По-Вашему, стороны готовы к установлению мира? Если да, то почему они не могут прийти к соглашению?

- Я считаю, что стороны не готовы ни к миру, ни к войне, Азербайджан, как проигравшая сторона, скорее заинтересована в возобновлении конфликта. В то же время Азербайджан понимает и последствия возможной войны. С другой стороны, я считаю, что ни одна из сторон не готова к тому, чтобы пойти на серьезные уступки ради мира. Таким образом, обеим сторонам выгодна сегодняшняя ситуация. Что касается роли России, то в отличие от многих я не вижу серьезных изменений в российской стратегии на Кавказе. Россия сконцентрирована на украинской проблеме – проблеме, в которую вовлечены все внешнеполитические ресурсы России. Я считаю, что Путин организацией сочинской встречи попытался перед всем миром выступить в качестве миротворца, однако встреча в Сочи завершилась, и Путин вернулся к своей повестке.

- Вы отметили, что стороны не готовы прийти к соглашению. На ваш взгляд, необходима ли для установления мира более серьезная вовлеченность третьих сторон?

- Мы можем долго анализировать, почему стороны не приходят к соглашению, забывая о противоположном вопросе: почему стороны должны прийти к соглашению. Ни общество Азербайджана, ни общетсво Армении не готовы к серьезным компромиссам. То есть, пойдя на взаимные уступки, президенты потеряют свою популярность. А сверхдержавы заняты другими проблемами - Украиной, Ближним Востоком. Таким образом, нет ни одной стороны, для которой решение проблемы является приоритетом. Международное сообщество готово предпринять усилия в направлении установления стабильности, однако не готово сделать большее.

- По-Вашему, можно ли после встречи в Сочи заключить, что Россия, возможно, получит монополию на посредничество в решении проблемы, вытеснив Минскую группу?

- Я сомневаюсь, что какая-либо из сторон заинтересована в предоставлении России монополии на посредничество в решении проблемы. Считаю, что роль России ограничится организацией встреч в напряженной ситуации и не более. Таким образом, остается Минский процесс, который, как и ожидается, является неэффективным, однако альтернативы ему нет.

- Кому на пользу служит затягивание мирного процесса?

- В краткосрочном плане мир выгоден всем сторонам, а если посмотреть на проблему в долгосрочной перспективе, то становится понятно, что чем дольше будет длиться эта ситуация, тем больше будет усложняться ее решение, так что нынешняя ситуация не выгодна ни одной стороне.

Инесса Мхитарян, «Голос Америки»

XS
SM
MD
LG