Մատչելիության հղումներ

Скандал вокруг решения об установке памятника большевику Анастасу Микояну


Члены политбюро ЦК ВКПБ, первый во втором ряду - Анастас Микоян, 1934 г.

Члены политбюро ЦК ВКПБ, первый во втором ряду - Анастас Микоян, 1934 г.

Совет старейшин Еревана принял решение об установке в столице памятника видному большевистскому государственному и политическому деятелю ленинско-сталинской эпохи Анастасу Микояну.

Это спорное решение было принято на заседании Совета старейшин 30 апреля под председательством мэра Еревана Тарона Маркаряна, который является членом правящей Республиканской партии Армении (РПА), исповедующей нждеевскую идеологию (Гарегин Нжде – видный армянский военный и государственный деятель, автор концепции армянской национальной идеологии «Цегакрон», осужденный за антисоветскую деятельность и скончавшийся в заключении – ред.). Примечательно также, что отец мэра, бывший премьер-министр Армении, ныне покойный Андраник Маркарян в советское время был диссидентом, членом подпольно действовавшей в советские годы Национальной объединённой партии, был осужден за политическую деятельность и отбывал заключение в тюрьме.

Памятник большевику Микояну планируется установить в центре Ереване, в сквере, примыкающем к улицам Исаакяна и Корюна. Соответствующее ходатайство в мэрию подал главный архитектор Еревана Тигран Барсегян. В качестве обоснования данного решения мэрия отмечает, что был принят во внимание вклад Анастаса Микояна, который является деятелем, «прошедшим сложный путь политической и государственной деятельности», совершавшим в 20-е годы «революционную работу», в годы Великой Отечественной войны руководившим «поставками в советскую армию», «награжденным орденами и медалями». При этом ничего не сказано о его деятельности в конце 30-х годов, во время сталинских репрессий.

Против данного решения выступили четверо членов Совета старейшин: против проголосовали три члена фракции «Здравствуй, Ереван» и член фракции правящей РПА, директор Музея-института Геноцида армян Айк Демоян. Решение было принято большинством голосов членов фракций РПА и «Процветающая Армения» (ППА).

Айк Демоян заявил, что не может согласиться с установкой в Ереване памятника деятелю со спорной биографией. В частности, Демоян сослался на документ, подписанный Микояном в 1937-1938 гг., во время репрессий, в котором он предложил увеличить число армян, подлежащих расстрелам и арестам. Среди них, по словам Демояна, были тысячи политических деятелей и представителей интеллигенции.

А в интернете в последние дни появилась копия документа за подписью наркома внутренних дел СССР Николая Ежова, хранящегося в фонде отдела истории Государственного архива России, в котором Ежов передает Сталину просьбу заместителя председателя Совнаркома Анастаса Микояна о расстреле 2000 армян, занимающихся антисоветской деятельностью. Документ датирован 22 сентября 1937 года. В качестве цели расстрела указана «очистка Армении от антисоветских элементов».

Предложение столичной мэрии об установке памятника Анастасу Микояну в Ереване ранее получило положительное заключение комиссии по культуре и образованию Совета старейшин. Председатель комиссии, представитель ППА, бывший министр культуры Армении Тамар Погосян в беседе с Радио Азатутюн отметила, что они приняли решение на основе биографии, представленной мэрией, в которой не содержалось подобных спорных фактов об Анастасе Микояне.

«В биографии, которую представила мэрия, ничего не было о том, что сказал г-н Демоян. Я не владею подобной информацией», - отметила она.

На напоминание Радио Азатутюн о том, что г-жа Погосян в прошлом занимала должность министра культуры Армении, Погосян возразила: «Это очень узкоспециальные, подлежащие обсуждению факты, и поверьте, в Армении нет ни одного министра культуры, который бы знал все страницы и факты из биографий всех наших государственных деятелей. В мои функции это не входит, и сегодня я не знаю, насколько эти факты обоснованы, чье это мнение, на основании чего г-н Демоян сделал подобное заявление».

Директор Национального архива Армении Аматуни Вирабян сообщил Радио Азатутюн, что и в Национальном архиве также есть много документов о непосредственном участии Анастаса Микояна в сталинских репрессиях.

«Конечно, есть, скажем, телеграмма из Еревана в Москву о том, что в Армении арест 500 человек – это мало, нужно довести это число до 1000, а Москва увеличивает это число до 1500. Или организовать судебные заседания, показать, что враги народа в Армении наносят ущерб экономике и прочее. Есть много таких документов с его подписью, - отметил Вирабян. - Я думаю, что тем, кто участвовал в репрессях 37-го года, не нужно ни памятников ставить, ни улицы их именами называть. Нужно просто оставить этих людей в покое, у них не было другого выхода. Если бы они не участвовали в насилии, их бы подвергли насилию, как это случилось с очень многими».

«Почему именно сейчас предложено установить памятник человеку, который был сторонником расстрельных списков для армян? - в беседе с Радио Азатутюн задалась вопросом член фракции «Здравствуй, Ереван» Анаит Бахшян. – Сразу же мне на ум приходят параллели, пусть на меня не обижаются, но я вспомнила, как бывший премьер-министр Тигран Саргсян сказал, что даже лучше, что эмиграция растет, пусть недовольные уедут, вероятность революции снизится. Сегодня пропагандируется такой тип власти или чиновника, который может подписаться под расстрельным списком, который может стимулировать эмиграцию из Армении».

«Памятник также является одним из наилучших средств пропаганды, - в беседе с Радио Азатутюн отметил аналитик Аргишти Кивирян. – Как только Армения встала на путь присоединения к Таможенному союзу, власти Армении стали пытаться реанимировать образы советских деятелей и проводить эту пропаганду, устанавливая памятники того или иного советского деятеля. Если мы продолжим в том же духе, то Тарон Маркарян и его приспешники в один прекрасный день поднимут вопрос установки в Ереване памятника, скажем, Сталину или Путину».
XS
SM
MD
LG