Մատչելիության հղումներ

Роберт Кочарян: «Частые перемены Конституции сомнительны»


Нынешний президент Серж Саргсян (справа) и бывший президент Роберт Кочарян во время официального мероприятия, декабрь 2008 г.

Нынешний президент Серж Саргсян (справа) и бывший президент Роберт Кочарян во время официального мероприятия, декабрь 2008 г.

«Нет ни одной насущной проблемы, стоящей перед страной, решению которой мешает действующая Конституция», - заявил второй президент Армении Роберт Кочарян, оценивая в интервью своему неофициальному сайту 2rd.am предлагаемую нынешними властями конституционную реформу.

«Нет также и внешнего давления, обусловленного каким-либо несоответствием Конституции общепринятым демократическим нормам. И уж точно нет назревших ожиданий конституционных реформ в общественных настроениях, - продолжил бывший президент и резюмировал: - Инициатива реформы исходит исключительно от властей, озвученные объяснения неубедительны и крайне расплывчаты, что и возбудило в обществе сомнения в истинных целях предлагаемых перемен».

По убеждению Кочаряна, «ситуация прямо противоположна той, которая предшествовала реформе 2005 года». «Тогда Конституция имела явный перебор полномочий в пользу института президента в ущерб парламенту и правительству. […] По сути, были деформированы фундаментальные демократические представления о разделении властей и балансе между ее ветвями. Конституционная реформа тогда стала назревшим вопросом политической повестки страны и стала обязательством по вступлению Армении в СЕ», - отметил он.

«Таким образом, в то время сошлись три важнейших обстоятельства для реформы Конституции – консенсусное понимание ее несоответствия демократическим нормам, общественные ожидания необходимости перемен и обязательства перед СЕ. Ни один из этих факторов сегодня не присутствует, - заявил экс-президент и добавил: - Тем не менее, даже при таком сочетании факторов, тогда у оппозиции были сомнения в моих намерениях. А именно, что все это делается мною, чтобы сохранить власть, пойти на третий срок или пересесть в кресло премьера. Несмотря на мои многократные и однозначные заявления о том, что этого не будет, убедить оппонентов в обратном мне не удалось (кстати, свое слово я сдержал и ушел из власти, не цепляясь ни за какие должности)».

«Сейчас предлагается радикальная смена модели государственного управления страной, и нужны однозначные гарантии того, что реформа не направлена на обслуживание интересов правящей элиты и не станет инструментом ее воспроизводства, - подчеркнул Кочарян и продолжил: - Любая перекройка Конституции под текущие цели политиков – признак политической деградации страны. Весь смысл Конституции и конституционного права вообще в том, чтобы ограничивать такую мотивацию политиков путем установления долгосрочных, трудноизменяемых фундаментальных правил в сфере управления страной, а так же прав и свобод граждан. Конституции были созданы не для увековечения власти правителей, а совсем наоборот. Монархиям Конституция ни к чему. Обронзовевшая же власть, как правило, гарантия застоя».

Отметив, что «частые перемены Конституции сомнительны» и пояснив, что речь идет о проблемности частых изменений в сфере государственного управления, реализация которых требует существенных затрат организационного ресурса властей, бывший президент выразил мнение, что в стране и так накопилась масса проблем, на решении которых власть могла бы сосредоточиться.

«Одним словом, Конституцию следует менять тогда, когда нельзя этого не делать», - резюмировал Кочарян.

Нужно лишь убрать слово «подряд»

Обращаясь к недавнему заявлению президента Сержа Саргсяна о том, что по его мнению, один человек не должен больше двух раз в своей жизни претендовать на то, чтобы встать у руля власти в Армении, и отвечая на вопрос о том, можно ли предположить, что введение этого ограничения – одна из целей предлагаемой конституционной реформы, Кочарян заявил: «Для этого нет необходимости переделывать Конституцию, тем более, как выяснилось, президент сам против предложенных комиссией изменений. Нужно лишь из статьи 50 действующей Конституции убрать слово «подряд». Всего одно слово. Однако обратной силы такая поправка иметь не может, а значит и на нынешний политический ландшафт никак не повлияет».

О бывшем и нынешнем премьер-министрах

На замечание о том, что после отставки премьера Тиграна Саргсяна президент дал весьма высокую оценку его деятельности, и вопрос, чем, по его мнению, это обусловлено, экс-президент ответил: «Я не знаю, что и как он оценивал в деятельности бывшего премьера, но, судя по всему, результаты работы тут ни при чем. Объем экономики все еще ниже докризисного уровня в сопоставимых цифрах, да и в долларовом выражении, при троекратном увеличении долга и существенном росте бедности. Такими результатами как-то не принято гордиться».

Что касается новоназначенного премьера, то Кочарян сказал: «Овик Абрамян был хорошим министром территориального управления и вице-премьером в период моего президентства. Каким будет премьером – покажет время. Наследство ему досталось незавидное. Искренне желаю ему успеха».

Кочарян не собирается полемизировать с Саргсяном

Отвечая на вопрос, каков будет его ответ на весьма прозрачный намек в его адрес со стороны президента Сержа Саргсяна, заявившего на последнем заседании Совета РПА, что некоторые бывшие высокопоставленные лица ищут свой успех в провалах действующей власти, второй президент сказал: «Полемизировать с ним не собираюсь, поскольку речь идет о его субъективных ощущениях. Тем более, что оценка моей деятельности на высших государственных должностях в РА и НКР никак не зависит от результативности нынешних властей. Сожалею, что президент не различил искреннюю озабоченность судьбой страны от злорадства над плачевными результатами деятельности властей».
XS
SM
MD
LG