Մատչելիության հղումներ

Экс-глава Дорожной полиции Маркар Оганян освобожден по амнистии


Сегодня из уголовно-исполнительного учреждения «Ереван Кентрон» был освобожден бывший начальник Дорожной полиции Армении Маркар Оганян. Это стало возможно благодаря амнистии, объявленной по случаю 22-летия независимости республики.

Напомним, что Оганян был приговорен к 6 годам лишения свободы. Его признали виновным по пункту 1 части 3 статьи 179 УК Армении (присвоение или растрата в особо крупных размерах). Данная статья предусматривает от 5 до 8 лет лишения свободы.

Оганян обвинялся по двум статьям Уголовного кодекса – в злоупотреблении служебным положением и присвоении в особо крупных размерах. Маркар Оганян, в частности, обвиняется в присвоении 2 480 720 литров бензина.

Помимо Маркара Оганяна, обвинение предъявлено еще 3 сотрудникам полиции, в том числе – начальнику хозяйственного отделения Дорожной полиции Армении Ара Левоняну, технику Самвелу Махмуряну и командиру второго офицерского батальона Степану Караханяну. В их отношении было применено более мягкое наказание в виде условного осуждения с испытательным сроком.

Оганян, находящийся в заключении с 30 августа 2011 года, согласно обвинению, присвоил значительную часть бензина, выделенного Дорожной полиции, причинив государству ущерб в особо крупных размерах. Согласно доказательствам, полученным в ходе предварительного следствия, ущерб, причиненный государству вследствие действий обвиняемых, составил около 217 млн драмов (около 571 тыс. долларов). Хотя экс-начальник Дорожной полиции и не признал своей вины, однако на стадии предварительного следствия «восстановил причиненный бюджету ущерб», выплатив около 177 млн драмов (около 500 тыс. долларов).

Однако примечательно то, что в этом скандальном деле упоминалось также имя бывшего начальника Полиции Армении Алика Саргсяна. В частности, Маркар Оганян в суде заявил, что дело о присвоении бензина против него было сфабриковано после того, как ухудшились его отношения с Аликом Саргсяном.

«Я должен был пойти и упасть в ноги начальнику полиции, чтобы он меня простил, не знаю за что. А я был и остаюсь сыном своего отца и людям в ноги не падаю», - заявил Оганян.

Таким образом, отсидев за решеткой 2 года и 1 месяц, экс-глава Дорожной полиции сегодня вышел на свободу. Оганян не пожелал общаться с журналистами и отвечать на их вопросы, сказав, что идет домой.

Радио Азатутюн удалось побеседовать с адвокатом Оганяна Мкртичем Васакяном. На вопрос, было ли это дело, все-таки, коррупционным или заказным, или и тем и другим одновременно, адвокат ответил: «Я не могу сказать, было ли оно коррупционным или заказным, пусть оценку даст общественность. В любом случае было совершено присвоение, за что он понес свое наказание. Да, он в конце заявил, что если в руководимой им системе были совершены такие вещи, значит он также, будучи начальником Дорожной полиции, признает свою вину за то, что было совершено, именно поэтому он и возместил причиненный ущерб».

На вопрос, признает ли Оганян, что лично участвовал в этом присвоении, его адвокат ответил: «Относительно личного участия он заявил, что он был главой Дорожной полиции, то есть ошибается тот человек, который что-то делает, не ошибается тот, кто ничего не делает, по этой причине он в каком-то смысле признал, что если в возглавляемой им структуре было совершено присвоение, значит в этом есть и доля его вины».

Обращаясь к заявлению Оганяна о том, что его арестовали после звонка экс-главы полиции, то есть можно предположить, что имел место также заказ, Васакян сказал, что об этом ничего сказать не может.

«Это вопрос, касающийся отношений между Маркаром Оганяном и бывшим начальником полиции, ответ на который я в данный момент дать не могу», - сказал адвокат.

Он также отметил, что за эти два года Маркар Оганян и Алик Саргсян в уголовно-исполнительном учреждении не встречались.

На вопрос, чем будет заниматься Маркар Оганян после своего освобождения, возможно ли, что он вернется в правоохранительную систему, Васакян ответил: «Он около 30 лет прослужил в полиции, но я не могу ничего сказать относительно его дальнейших планов, позже, возможно, вы спросите у него самого об этом или я с ним поговорю и сообщу, чем он хочет заниматься. Два года и один месяц он находился в заключении, наверное некоторое время он будет отдыхать и только потом заявит о своих дальнейших решениях или планах. Он в данный момент находится у себя дома, с членами своей семьи».
XS
SM
MD
LG