Մատչելիության հղումներ

Амнистия распространится и на лиц, обвиняемых по ряду дел о гибели солдат


Семья 19-летнего рядового военнослужащего Саркиса Саакяна, погибшего в ноябре прошлого года на опорном пункте одной из воинских частей в Сюникской области в результате огнестрельного ранения в область рта, недоумевает: неужели в результате амнистии преступники так и не понесут заслуженного наказания?

Отец солдата, Сейран Саакян, от волнения не смог говорить, а мать, Маргарита Саакян, беседуя с Радио Азатутюн, то и дело не могла сдержать слез. Дело в том, что трое из пятерых обвиняемых по уголовному делу о «доведении до самоубийства» их сына по объявленной в эти дни амнистии окончательно освобождаются от несения наказания и уголовного преследования, а срок заключения остальных двух сокращается.

«Как мне это понимать? Я обезумевший родитель, мой ребенок говорил: «мама джан, спи спокойно, два года буду охранять границу, мама джан», а теперь он будет вечно охранять границу», - сквозь слезы говорит мать.

Сослуживцы Саркиса Саакяна Гор Маркарян, Гагик Григорян и Самвел Мовсисян обвиняются по статьям о превышении власти и нарушении правил боевого дежурства, и в этом случае амнистия каких-либо ограничений не предусматривает. А два других солдата, уже год находящиеся в заключении Артур Мисакян и Арташес Хачатрян, обвиняются в нарушении уставных отношений между военнослужащими, на них амнистия распространяется частично.

Причиной такой ситуации родные погибшего солдата считают то обстоятельство, что, несмотря на их утверждения о том, что Саркис самоубийства не совершал, его на самом деле жестоко убили, следственный орган упорно настаивал на версии самоубийства и выдвинул против сослуживцев Саркиса мягкие обвинения.

Согласно официальной информации, причиной смерти военнослужащего, отслужившего в армии один год, стали семечки и шоколад «Сникерс». Рядовому Саркису Саакяну были присланы продукты, он отказался поделиться семечками с сослуживцем Артуром, сказав, что у него их нет, а «Сникерс» съел в одиночку, а потом не дал сослуживцу аккумулятор от телефона, после чего последовала перебранка, а в полночь 5 ноября рядом с землянкой на опорном пункте был обнаружен его труп. Родные убеждены, что это убийство, поскольку, во-первых, согласно заключению судмедэксперта, на ногтях погибшего следов веществ, являющихся результатом выстрела, обнаружено не было, кроме того, отпечатков пальцев на автомате также не было обнаружено.

«Разве не ясно, что отпечатки пальцев с автомата были стерты? А что еще это может означать? Через два часа после инцидента как могли отпечатки пальцев исчезнуть? И пулю не нашли. Следователь говорил, что он стоял к ущелью спиной, может пуля упала в ущелье. А гильза? Пусть бы она упала в двух метрах от него… не нашли ни пулю, ни гильзу, - в беседе с Радио Азатутюн сказал дядя погибшего Норик Саакян и добавил: - Не было бы амнистии, они все равно, наверное, вышли бы на свободу, потому что один из подсудимых так разговаривал с судьей... с одолжением… на шее толстая цепочка, а в кармане мобильный телефон».

Правозащитник Жанна Алексанян в беседе с Радио Азатутюн, обращаясь к данному делу, выразила уверенность, что здесь имеет место явное покровительство.

«По делу Саркиса Саакяна есть генерал, который стоит за одним или несколькими обвиняемыми. Представьте, кто пройдет против генерала? Это одно из наилучших дел, расследованных Геворком Костаняном [военным прокурором, на днях утвержденным на пост генерального прокурора Армении – ред.]», - сказала она.

Правозащитники считают неслучайным тот факт, что большинство дел о гибели солдат следственный орган отказывается квалифицировать как убийство, даже если существуют, как утверждают правозащитники, неоспоримые доказательства этого. В отличие от убийтсва, и доведение до самоубийства, и нарушение уставных отношений, и превышение власти, по словам Алексанян, считаются преступлениями средней тяжести и «в условиях покровительства» освобождение от несения наказания становится легче.

Согласно докладу, опубликованному накануне Ванадзорским офисом Хельсинкской гражданской ассамблеи, с начала 2013 года и до сих пор в армии было зафиксировано 25 случаев смерти солдат, из которых как «убийство» были квалифицированы лишь 3 случая, да к тому же как «убийства по неосторожности», 6 случаев были квалифицированы как «самоубийства», 2 – как последствия нарушения уставных отношений, остальные – как несчастные случаи, нарушения правил безопасности и нарушения режима прекращения огня. То есть, на все случаи, вызывающие подозрения в убийстве среди правозащитников и родственников жертв, амнистия распространяется, причем, по статье о доведении до самоубийства, по словам Алексанян, обвиняемые полностью освобождаются от несения наказания.

«Я хотела бы напомнить о возбужденном в 2011 году деле о гибели Роберта Аветисяна из Армавирской области, он был застрелен прямо на территории воинской части, дело было возбуждено по статье о необходимой обороне, и на этапе применения амнистии суд прямо во время первого заседания освободил преступников из зала суда…. Это была позорная история. Родитель погибшего очень плохо это воспринял, мы не могли его успокоить… То есть, прибегают и к сокрытию преступления, и даже если формально осуждают, то дают такой шанс на освобождение. Таковы основы атмосферы безнаказанности в армии», - считает правозащитник.
XS
SM
MD
LG