Մատչելիության հղումներ

logo-print

В результате войны, начавшейся в ночь с 7 на 8 августа 2008 года и продлившейся пять дней, Россия признала независимость Абхазии и Южной Осетии. По официальным данным, число убитых в той войне с обеих сторон составило около 250 человек, а раненых - почти 2000 человек.

В заявлении, сделанном президентом Грузии Михаилом Саакашвили в связи с годовщиной начала войны, в частности, говорится: «Россия задолго до августа 2008 года начала агрессию против Грузии и эта агрессия не остыла до сегодняшнего дня, не закончена до сегодняшнего дня. Наша борьба продолжится до тех пор, пока последний оккупант не покинет грузинскую землю... Исторической задачей нашего сегодняшнего поколения является доведение до конца этой борьбы и освобождение Грузии, и мы доведем эту борьбу до конца, освободим и поставим на ноги нашу страну».

28 июля на встрече с руководством Минобороны, президент Грузии в качестве основной цели государства объявил деоккупацию страны и призвал готовиться по всей стране к «всеобщей обороне».

На днях президент России Дмитрий Медведев заявил, что отношения между двумя странами не будут урегулированы при нынешней власти в Грузии.

Спустя два года после войны грузинский политолог Гия Нодия подчеркивает: «Главным результатом войны стала большая ясность в вопросах Абхазии и Южной Осетии. На данном этапе, по сути, нет грузино-абхазского и грузино-осетинского конфликтов. Существует один конфликт – грузино-российский, и его разрешения не будет еще долго. Грузия не откажется от своей территории, а Россия не изменит своего решения».

Говоря о последствиях российско-грузинской войны в беседе с Радио Свобода, директор Армянского центра стратегических и национальных исследований Ричард Киракосян отметил: «Война в Грузии показала, что существующие на Южном Кавказе «замороженные конфликты» не так уж и заморожены, как думают многие, а региональная безопасность и стабильность на самом деле уязвимы».

«За короткий период времени российское влияние [в регионе] укрепилось и выросло. Однако в более долгосрочной перспективе Россия в регионе выступает с позиции не сильного, а слабого. После войны Москва больше сотрудничает с американцами, чтобы сохранить то, что было приобретено в результате войны. В настоящее время Россия не стремится получить большее влияние на Южном Кавказе, а, как я уже сказал, старается сохранить то, чего уже достигла, - отметил аналитик. - С другой стороны, мы можем сказать, что война положила конец грузинским мечтам о том, чтобы «покинуть регион». Грузия более не отделена от Кавказа и не собирается вступать в НАТО или Евросоюз. Это трансформирует Южный Кавказ больше в регион, чем в набор из отдельных государств».

«На самом деле, война мало что изменила в регионе, и, к примеру, Россия получила то, что, по сути, имела, - в беседе с Радио Свобода отметил эксперт Армянского центра политических и международных исследований Рубен Меграбян. - Все увидели, что для того чтобы укрепить свои позиции в регионе, Россия готова идти до конца, проливая как свою, так и чужую кровь для защиты своих интересов, на что Запад пойти не готов. А, во-вторых, Россия готова сделать это без учета интересов своего стратегических союзника, Армении, и во время этой войны уязвимость Армении была продемонстрирована».

По словам публициста Геворка Тер-Габриеляна, говорить о том, что в результате войны Россия усилила свои геополитические позиции в регионе, не так уж и уместно, поскольку, по его словам, Россия переживает глубокий системный кризис, который непосредственно препятствует внешнеполитическим инициативам официальной Москвы.

Вместо этого, по словам Геворка Тер-Габриеляна, несмотря на то что формально Абхазия и Южная Осетия отделились от Грузии, а вся грузинская политическая элита и народ пережили разочарование в плане помощи со стороны Запада, однако северный сосед Армении нашел в себе силы провести и до сих пор продолжать проводить очень значимые внутренние реформы.

«Мы можем извлечь из этого уроки, потому что и у нас очень часто говорят о том, что внешняя угроза не позволяет проводить реформы. Между тем, как мы увидели, внешняя угроза Грузии в лице России не меньше внешней угрозы Армении в лице, например, Азербайджана или Турции. Но существование внешней угрозы не удерживает Грузию от развития интенсивных внутренних реформ быстрыми темпами», - подчеркнул он.

Ричард Киракосян выразил мнение, что, несмотря на то что вследствие войны стратегическое значение Армении увеличилось, однако «отмеченная выгода для Армении может оказаться временной. «Чтобы она стала долговременной, необходимо, чтобы правительство Армении решительным образом мыслило и действовало в направлении решения внутренних проблем и проведения более сбалансированной внешней политики в регионе», - подчеркнул аналитик.
XS
SM
MD
LG