Մատչելիության հղումներ

Британская газета The Independent опубликовала статью Роберта Фиска, посвященную Геноциду армян.

Автор пишет, что США пытаются отрицать, что резня 1,5 миллиона армян была геноцидом. Но тому есть свидетельство. Это сиротский приют, расположенный на возвышенности в окрестностях Бейрута. Здесь есть маленькое кладбище, на котором покоятся останки 300 армянских сирот, умерших от холеры и голода.

Этих детей, нашедших убежище в католической гимназии Антура в Бейруте, турки пытались «отуречить». Из армянских детей в возрасте от 3 до 15 лет, живших в этом красивом общежитии, в живых тогда осталось около 1200. Эта почти не упоминавшаяся в прошлом история доказывает, что турки в 1915 году действительно совершили геноцид армян.

«Президенту Бараку Обаме и его ловкому госсекретарю Хиллари Клинтон, которые сейчас предпринимают попытки предотвратить в Конгрессе США признание геноцида 1,5 миллиона армян в Османской империи, следовало бы прийти сюда, в эту ливанскую деревню, и пристыжено склонить головы. Потому что эта трагическая возмутительная история доказывает факт жестокого обращения с маленькими беззащитными детьми, родные которых уже были убиты турецкими военными в самый разгар Первой мировой войны», - пишет Фиск. «Этим приютом страха руководили один из «архитекторов» геноцида 1915 года Джемаль-Паша, и (какой стыд!) первая турецкая феминистка Халиде Эдип Адивар», - добавляет он.

Здесь делалось все, чтобы искоренить в детях все армянское. Их жестоко избивали за разговоры на армянском языке, заставляли говорить на турецком, давали турецкие имена. Воспитатели католического детского дома рассказывали, что Джемаль-Паша в сопровождении своего немецкого телохранителя приходил в гимназию совершать намаз после того, как с колокольни убрали памятник Девы Марии.

До сих пор в основе спора вокруг Геноцида армян лежит вопрос: «была ли резня спланированной?». Во второй статье Конвенции ООН «по предотвращению преступления геноцида» от 1951 года однозначно говорится, что «геноцид - это полное или частичное уничтожение национальный, этнический, расовой или религиозный группы», что включает также «насильственную передачу детей из одной группы в другую». «Это именно то, что турки делали в Ливане», - заключает автор статьи.

Скончавшийся в 1989 году Гарник Панян, попал в Антуру в 1916 году в возрасте 6 лет. Там его лишили имени, а взамен выдали удостоверяющий его личность номер «551».

«На закате каждого дня, когда опускали флаг Турции, нас заставляли скандировать - «Да здравствует генерал Паша!»» - писал Панян.

«Это была только первая часть ритуала. За ней следовал час наказаний за проступки. Провинившихся били палками по пяткам. Самым тяжким проступком было говорить по-армянски», – вспоминал Гарник Панян. По его словам, многие дети умерли, не вынеся этих жестоких наказаний. Их хоронили возле старой часовни гимназии.

«По ночам шакалы и дикие собаки выкапывали их тела и съедали. Ночью дети бегали в соседнюю рощу за фруктами или другими съедобными плодами и часто находили кости умерших детей, приносили их в спальни, растирали в порошок и варили из них кашу, поскольку в приюте кормили очень скудно. Они ели кости своих умерших товарищей по приюту», - поведал Гарник Панян в своих воспоминаниях.

Священник Антуры, отец Эмиль Жуппин после изучения архивов сиротского приюта в 1947 году в журнале гимназии писал, что армянских сирот обращали в ислам, обрезали и давали арабские и турецкие имена. Так Арутюн Наджарян стал Хамедом Назихом, Погос Мерданян – Бекиром Мухамедом, Саркис Сафарян – Сафуадом Сулейманом.

Ливанский инженер армянского происхождения Мисак Келечян, который тоже изучал эту страницу армянской истории, обнаружил в 1918 году напечатанный доклад офицера американского Красного Креста, майора Стивена Троубриджа.

Майон Троубридж посетил гимназию Антура после ее освобождения британскими и французскими войсками. Он беседовал с оставшимися в живых детьми. Его доклад подтверждает то, что написал отец Жуппин в журнале гимназии.
«Все было сделано для того, чтобы вытравить из душ армянских и курдских детей самый незначительный след, память об их происхождении. Детям давались турецкие имена, их заставляли участвовать в мусульманских ритуалах, произносить даже слово по-армянски или по-курдски было строжайше запрещено. Воспитатели и учителя делали все, чтобы привить детям турецкие традиции и идеологию, чтобы заложить в них идею превосходства турецкой нации», - говорится в докладе Троубриджа.

Мисак Келечян также обнаружил воспоминания Адивар и напечатал их в 1926 году в Нью-Йорке. Халиде Адивар как-то сказала Джемалю-Паше: «Вы очень добры к армянам, настолько, насколько возможно в это трудное время, но почему вы разрешаете, чтобы армянам давались мусульманские имена. Это означает, что они становятся мусульманами? История когда-нибудь отомстит за это будущим поколениям турок».

Джемаль-Паша на это ответил: «Ты идеалистка, Халиде, и, как все идеалисты, не чувствуешь реальности. Это мусульманский сиротский приют, а значит, сироты здесь должны быть только мусульманами».

По воспоминаниям Халиде Адивар, Джемаль-Паша как-то сказал, что «не может видеть, как эти дети умирают на улицах» и пообещал сделать все, чтобы «после окончания войны они были возвращены своему народу».

Адивар сказала Джемалю-Паше, что не хочет иметь дел с этим детским домом, на что генерал ответил: «Ты изменишь мнение, когда увидишь, как страдают эти дети».

В докладе Троубриджа также говорится, что «Халиде и Джемаль иногда с удовольствием фотографировались на ступеньках детского дома, наверное, таким образом демонстрируя свой османский модернизм. Сознавали ли они, что будет думать мир об этих фотографиях?»

Согласно докладу, в этом приюте в живых осталось всего 669 детей, 456 из них были армяне, 184 – курды, 29 – сирийцы.

Халиде Адивар как-то затронула тему армян и в разговоре с Талаатом-Пашой. Автора первого холокоста XX века рассердило слово «депортация».

«Посмотри, Халиде, у меня, также как и у тебя, доброе сердце, когда я думаю о страданиях людей, я тоже не сплю ночами. Но это личный вопрос. Моя же миссия здесь – думать о моем народе, а не о моих чувствах. В балканской войне 1912 года погибло столько турок и мусульман, но мир откликнулся на это преступным молчанием. Я убежден, что когда нация делает максимально возможное во имя своих интересов и успеха, мир это принимает и считает нравственным. Я готов погибнуть за то, что сделал. Я знаю, что должен погибнуть за это», - сказал Талаат-Паша Халиде Эдип Адивар.

В статье, напечатанной в газете The Independent, Роберт Фикс пишет, что Талаат-Паша действительно был наказан за свои грехи. В 1922 году его убил один армянин (Согомон Тейлерян). А Джемаль-Паша был убит в Тифлисе.

Халиде Эдип Адивар до 1939 года жила в Англии, а затем вернулась в Турцию, где стала профессором английской литературы, была избрана депутатом турецкого парламента и умерла в 1964 году в возрасте 80 лет.

Останки воспитанников детского дома Антура были обнаружены только в 1993 году при строительных работах и были захоронены на маленьком кладбище, где нет надгробий и имен.
XS
SM
MD
LG