Մատչելիության հղումներ

logo-print

Интервью министра иностранных дел Армении Эдварда Налбандяна Радио Свобода


Интервью Радио Свобода с главой МИД РА Эдвардом Налбандяном

Интервью Радио Свобода с главой МИД РА Эдвардом Налбандяном

Министр иностранных дел Эдвард Налбандян в воскресенье дал Радио Свобода интервью, посвященное нормализации армяно-турецких отношений и урегулированию карабахского конфликта. Интервью ведут Анна Исраелян и Агаси Енокян. Ниже приводим интервью с сокращениями.

Вопрос: На этой неделе Конституционный суд (КС) признал подписанные в Цюрихе армяно-турецкие протоколы соответствующими Конституции РА, фактически проложив дорогу для ратификации их парламентом. Некоторые политические силы, выступающие против протоколов, после принятия КС такого решения заявили, что оно было принято под их давлением. Как Вы прокомментируете подобные утверждения.

Ответ: Если кто-то от этого чувствует себя хорошо, то пусть так говорит. Но реальность такова, что нелепо говорить о давлении на Конституционный суд. И второе, решение, принятое КС, созвучно заявлениям, сделанным президентом РА как во время его посещения Диаспоры, так и в его обращении 10 октября.

Вопрос: В отношении армяно-турецких протоколов есть предположения, что Турция старается отложить их ратификацию до апреля или на еще более поздний срок. Вы замечаете подобную тенденцию?

Ответ: Это очень простой подход. Не думаю, что можно делать такое разделение: до апреля и после апреля. Я уверен, что и в Турции хорошо осознают, что 24 апреля 2010 года - не последний апрель в мире.

Вопрос: Президент Турции Абдула Гюль, отвечая на вопросы CNN Turk, сказал: «С Арменией ведется очень активная, но безмолвная дипломатия. Поднимаются замороженные проблемы. Публичность в этом процессе затруднит дело. Россия, как ключевая страна, также находится в этом процессе. На кухне что-то готовится». Можете разъяснить, о каких именно «замороженных проблемах» идет речь?

Ответ: Если кто-то предполагает, что за нашей спиной замышляются какие-то интриги, то могу однозначно ответить, что власти Армении за спиной народа не будут плести никаких интриг - ни безмолвных, ни публичных. Мы говорим то, что есть, так было с самого начала этого процесса до сих пор и так будет и в будущем.

С руководством Турции мы обсуждали только вопрос армяно-турецких двусторонних отношений. Никакого другого вопроса на повестке не существует.

Вопрос: Еще один вопрос, вытекающий из Вашего ответа. В урегулировании армяно-турецких отношений и открытии границы очевидным образом заинтересованы мировые державы. Удовлетворит ли их открытие границы, или же на данный момент поставлена задача открыть дороги вплоть до Каспийского моря и может быть еще дальше, в Центральную Азию?

Ответ: Когда речь идет об открытии границы, то имеется в виду армяно-турецкая граница. Да, все мировые державы, и не только они, все мировое сообщество поддерживает этот процесс. И нет такой страны, которая бы этот процесс не приветствовала и не выразила своей поддержки.

Вопрос: 21 декабря прошлого года представитель Бюро партии Грант Маргарян в своем выступлении в связи с 119-летием партии АРФ «Дашнакцутюн» заявил: «Власти дают голословные обещания о том, что вопрос Геноцида не подлежит обсуждению. Если это так, тогда для уточнения каких исторических вопросов необходимо делать архивы предметом изучения с участием международных экспертов? Кого мы обманываем: международное сообщество, Турцию или собственный народ? И почему в противовес активным действиям Турции, вы отказались оказать минимальное содействие процессу международного признания Геноцида, в частности, усилиям по принятию резолюции Конгрессом США?» Что Вы ответите на эти вопросы?

Ответ: Президент Армении, также как и министр иностранных дел, многократно делал заявления по этому поводу. Я также говорил об этом, отвечая на вопрос турецких журналистов, на пресс-конференции в Стамбуле, в присутствии множества других журналистов, что Армения никогда не ставила под сомнение факт геноцида и важность его международного признания. Возможно мои заявления по поводу комиссии ускользнули от чьего-либо внимания. Комиссия будет заниматься вопросами взаимопонимания и восстановления взаимного доверия между двумя народами. То же касается и моих заявлений по поводу усилий в вопросе признания геноцида в Конгрессе США.

Вопрос: Если можно, в связи с этим еще один вопрос. Во время правления второго президента Армении Роберта Кочаряна вопрос международного признания Геноцида был объявлен во внешней политике ключевым. Инициатива же президента Сержа Саргсяна по урегулированию армяно-турецких отношений внесла определенный поворот в эту политику. В чем причина подобных резких изменений во внешней политике, ведь, по существу, с обоими президентами работает та же команда?

Ответ: Как министр иностранных дел, могу сказать, что какого-либо поворота или изменений я не вижу. Если президент Армении говорит, что ни факт геноцида, ни важность его международного признания никогда не ставились и не будут ставиться под сомнение, то очевидно, что никаких изменений не произошло.

Вопрос: Председатель Национального Собрания Овик Абрамян на заключительной пресс-конференции заявил: «Если Турция в разумные сроки не ратифицируют протоколы без каких-либо предусловий, мы сделаем свой шаг». Вы можете раскрыть скобки? Возможно ли, что Армения выйдет из этого переговорного процесса?

Ответ: Если верить заявлениям противников протоколов, то Турция уже давно должна была бы их ратифицировать. Очевидно одно: мы начали и мы вели этот процесс, и пришли к обоюдному согласию вести переговоры без предусловий. При наличии предусловий мы не начинали бы процесса и не пришли бы к договоренности. Сегодня и премьер-министр Турции говорит о том, что в протоколах не существует предусловий, однако неожиданно добавляет, что какие-то предусловия могут существовать за занавесом, под столом, за спиной. Лучшим ответом на это являются последние заявления высшего руководства России, а также США и Франции. Подход всех этих стран одинаков и очевиден. То же самое заявляли Генеральный секретарь ООН и руководство Европейского союза.

Вся международная общественность ждет, что Турция и Армения быстро, без предусловий ратифицируют протоколы. Мы взяли на себя эти обязательства и заявили об этом 31 августа вместе с представителем министерства иностранных дел Швейцарии, то есть о том, что мы обязаны сделать все возможное для быстрой ратификации этих протоколов и их осуществления. Если одна из сторон искусственно создает преграды, затягивает этот процесс, то это означает, что она и должна взять на себя всю ответственность за срыв этого процесса.

Один из авторитетнейших экспертов (еще до подписания этих протоколов, когда еще не было известно, подпишем мы их или нет) выразил по этому поводу мнение, что в любом случае Армения будет в выигрыше. А я так скажу: если Турция даст задний ход, то это будет не только нарушением договоренностей с Арменией, но также станет очевидным неуважительное отношение Турции к международной общественности, и она еще больше потеряет к себе доверие с вытекающими из этого последствиями. Армения же ничего из того, что имела до начала этого процесса, не потеряет.

Вопрос: И последний вопрос на эту тему. Каких возможных рисков можно ожидать при открытии армяно-турецкой границы, и что должно сделать наше государство для их сдерживания и управления или?

Ответ: То же, что делает любое другое государство в своих отношениях с другими государствами, при помощи таможенных, налоговых, законодательных, экономических и других рычагов управления.

Вопрос: Господин министр, как Вы ответите на заявление президента Азербайджана, сделанное им в новогоднем обращении, в частности, на следующие его утверждения: «Сегодня наша армия способна выполнить любые поставленные перед ней задачи, у нас есть все возможности для того, чтобы освободить земли от оккупации. Наш военный потенциал растет день ото дня и будет продолжать расти. В 2010 году для обеспечения этих целей предусмотрены значительные дополнительные средства».

Ответ: Подобные заявления говорят о том, что в 2010 году Азербайджан не готов к взаимным уступкам и что Азербайджан продолжает угрожать безопасности народа Нагорного Карабаха.

Не думаю, что кому-то становится приятно от того, что его страну называют чемпионом по угрозам, как это сделал недавно один из авторитетных экспертов по проблеме Нагорного Карабаха, именно так назвав Азербайджан. Кажется, Гейдар Алиев и Эльчибей придерживались такого же мнения, когда начинали агрессию в отношении Карабаха, и они тогда считали, что азербайджанская армия настолько сильна, что выполнит все те задачи, которые они перед ней поставили. Последствия известны.

В любом случае такие заявления не могут впечатлить или запугать Армению и Арцах.

Ну а что говорит президент в новогоднем обращении к своему народу, для того чтобы воодушевить его или поднять ему настроение, это уже из другой области, которую я бы не хотел комментировать.

Вопрос: Еще одна цитата из выступления Ильхама Алиева: «Территориальная целостность Азербайджана не является темой для обсуждения, не была и никогда не будет таковой, Нагорный Карабах никогда не станет независимым государством. Без согласия Азербайджана это невозможно, а Азербайджан никогда на это согласия не даст. Все международное сообщество и непосредственно занимающиеся этим вопросом стороны уже выразили свою волю относительно того, какими путями будет решаться этот вопрос. То есть, на основе международного права, в рамках территориальной целостности государств». Соответствуют ли эти утверждения содержанию переговоров и позиции международного сообщества?

Ответ: Вместо того, чтобы слушать азербайджанские представления о подходах посредников, было бы лучше послушать, о чем заявляют сами посредники. А то, что говорят страны-посредники, соответствует тому, что говорит Армения. Проблема Нагорного Карабаха должна быть решена на основе принципов международного права и норм, в особенности на принципах неприменения силы и угрозы применения силы, а также принципах самоопределения и территориальной целостности. Именно об этих принципах также говорится в заявлении, принятом в Афинах 56-странами-членами ОБСЕ.

Руководство Азербайджана пытается предопределить результаты переговорного процесса, то есть вопрос самоопределения Карабаха, статуса Карабаха. Статус Карабаха это именно тот вопрос, который должен решить народ Арцаха. Именно об этом говорится в некоторых подробностях Мадридских принципов, опубликованных сразу после заявления президентов стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ, сделанного в Л’Аквилле. Это означает, что несмотря на заявления официального Баку ключ урегулирования карабахской проблемы находится в руках народа Арцаха.

Принцип самоопределения народов является одним из основополагающих принципов международного права. Если бы это было не так, у нас сегодня вместо 192 членов ООН было бы всего 51, бывшие на момент основания ООН. Именно в результате применения этого принципа мы имеем в ООН сегодня такую картину.

Вам хорошо известно, что в последнее время сопредседатели не делали заявлений, где бы отмечался только принцип территориальной целостности и не отмечался бы принцип самоопределения. Разве это соответствует тому, что утверждает азербайджанская сторона? Конечно же нет.
XS
SM
MD
LG