Մատչելիության հղումներ

Совет нацбезопасности Армении одобрил армяно-турецкие протоколы


Расширенное заседание Совета нацбезопасности Армении, 8 октября, 2009 г.

Расширенное заседание Совета нацбезопасности Армении, 8 октября, 2009 г.

На состоявшемся в четверг расширенном заседании Совет национальной безопасности Армении (СНБ) единогласно одобрил парафированные армяно-турецкие протоколы об установлении дипломатических связей и развитии двусторонних отношений.

Помимо членов СНБ в заседании Совета, созванном президентом Армении и председателем Совета нацбезопасности Сержем Саргсяном, также приняли участие Католикос всех армян Гарегин Второй, председатель партии «Процветающая Армения» Гагик Царукян, председатель Общественного совета Вазген Манукян и министр диаспоры Грануш Акопян, которые также высказались в поддержку протоколов.

Как сообщает пресс-служба президента РА, на заседании были обсуждены вопросы, касающиеся нынешнего этапа процесса нормализации армяно-турецких отношений, а также ближайшие шаги Армении в данном направлении. Были также обобщены общественные обсуждения по поводу процесса нормализации армяно-турецких отношений, а также результаты панармянского турне президента Сержа Саргсяна.

Открывая заседание, Серж Саргсян, в частности, отметил:

«В течение одной недели я посетил основные ключевые центры армянской диаспоры: Париж, Нью-Йорк, Лос Анджелес, Бейрут и Ростов-на-Дону. В каждом из них состоялись региональные встречи, на которых присутствовали представители действующих в каждом регионе национальных структур и отдельных общин.

Мы изначально понимали, что невозможно будет обеспечить такой представительский уровень, который удовлетворит всех. Тем не менее, думаю, нам удалось такой круг приглашенных, который позволил обеспечить широкий спектр мнений и подходов. Поскольку целью моего визита совершенно не было придать коллективному мнению Диаспоры вид числового анализа, мы не придавали важности тому, чтобы внутри зала обеспечить пропорциональную представленность сторонников каждого подхода. Для нас гораздо важнее было услышать все возможные подходы и получить все возможные советы в этом вопросе. Думаю, это нам удалось.

В ходе турне часто звучал вопрос, не являются ли эти совещания запоздавшими, учитывая, что протоколы уже парафированы. Считаю, что там могут думать только те люди, кто искренне верят, что урегулирование отношений Армения-Турция завершается парафированием протоколов. Конечно, это не так. Для меня состоявшиеся в Диаспоре обсуждения были чрезвычайно важны в аспекте планирования нашей стратегии и тактики по каждому звену сложной и трудоемкой цепочки от парафирования к подписанию, от подписания к ратификации и от ратификации к реализации.

Во время встреч часто звучало опасение, что Армения не имеет достаточных ресурсов - человеческих, финансово-экономических, политических в плане того, чтобы организовать эти отношения как равный с равным. Считаю, что это ошибочный подход. Да, у нас есть необходимость мобилизовать наши ресурсы, и также полноценно использовать потенциал Диаспоры. Но этот довод не может, по-моему, быть достаточным для того, чтобы замкнуться внутри своей страны.

Были опасения, что установление отношений и открытие границы могут привести к экономической и демографической экспансии. Думаю, это то же самое, как предположить, что лучшее средство от головной боли - гильотина.

Я имел возможность подтвердить наш подход, что мы не считаем, что протоколы могут быть прочитаны как документы, стесняющие переговорные позиции Армении в вопросе Нагорного Карабаха. Более того, я подтвердил наш подход к условиям возможного урегулирования: без какого-либо ограничения определение народом Нагорного Карабаха своего правового статуса посредством свободного волеизъявления. Считаю важным, что это в очередной раз подтвердил Президент США Барак Обама, с которым я имел телефонный разговор, находясь в Лос Анджелесе. В этом вопросе понятны и опасения наших соотечественников, и периодически озвучиваемые руководством Турции заявления. Конечно, в нашем маленьком регионе все процессы могут иметь влияние друг на друга. Речь о другом: мы не готовы и никогда не пойдем на односторонние уступки в вопросе Нагорного Карабаха, независимо от того, что нам может быть за это предложено.

Следующее из основных опасений - якобы возможное отступление в деле международного признания и осуждения Геноцида. Думаю, очевидно, что никакой армянин никогда не может не заявлять во всеуслышание о причинах того, почему наш народ рассеян по всему миру и лишен собственного жизненного пространства. В вопросе признания и осуждения Геноцида мы имеем обязательство и исполним это обязательство до конца.

Для меня было болезненным то, что на волне эмоций некоторые их наших сестер и братьев утратили идеологическую опору своих шагов. Если в отношениях Армения - Турция справедливым требованием всех нас является провозглашение важности признания факта Геноцида, то именно на это, символически, была направлена цель начать мое панармянское турне с того, чтобы воздать дань уважения жертвам Геноцида у памятника Комитасу в Париже. Я ожидал, что не провокацией сотни человек, а многотысячной демонстрацией мы должны были возвестить нашу сплоченность и позицию в этом вопросе.

И, наконец, было опасение в вопросе признания существующих границ. Мой ответ был прежним: предъявление территориальных претензий - не лучшее начало для урегулирования отношений. Есть реалии политической культуры 21-го века, которые мы обязаны принимать во внимание. Я также имел возможность подчеркнуть, и также многократно услышал тот справедливый подход наших сестер и братьев армянской диаспоры, что армяно-турецкие отношения намного шире, чем отношения Армения-Турция…


В диаспоре я услышал также многие слова поддержки и одобрения. Не хочу говорить о них отдельно, потому что всю ответственность за подписание несем мы, как государство и государственные мужи, и мы не собираемся ни на кого возлагать груза ответственности. Моей целью было совершенно не то, чтобы вернувшись из панармянского турне сказать, что вся Диаспора за подписание существующих протоколов Армения-Турция».
XS
SM
MD
LG